На правах рекламы :

Павел Ременный: Давайте судить себя сами
Прямой эфир

Третейский суд - альтернатива государственной юстиции, суд избранного самими спорящими сторонами третьего лица, которому они добровольно доверяют вынесение решения по своему делу, заранее обязуясь подчиниться этому решению.

На рассмотрение третейского суда может быть вынесен любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений и подведомственный арбитражному суду. Это, в частности, споры:

  • о разногласиях по договору;
  • об изменении условий или о расторжении договоров;
  • о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договору;
  • о признании права собственности;
  • об истребовании владельцем имущества из чужого незаконного владения;
  • о нарушении прав владельца, не связанном с лишением владения;
  • о возмещении убытков;
  • о защите чести, достоинства и деловой репутации.

    Решения третейского суда являются окончательными и обжалованию не подлежат.

    Если ответчик не исполняет решение третейского суда в установленный срок, арбитражным судом выдается приказ на принудительное исполнение решения.

  • С марта этого года председатель Правления МАТА П. Ю. Ременный воплощает в жизнь свою новую идею - работает над созданием отраслевого третейского суда. В суть проекта пока посвящена лишь горстка единомышленников Павла Юрьевича, остальные же участники рынка теряются в догадках: "Что за птица такая - третейский суд? Очередная контролирующая инстанция на нашу голову? Или, может, инструмент для лоббизма чьих-то интересов?"

    На эти и другие острые вопросы предводитель Московской ассоциации турагентств отвечает в прямом эфире "Горячей линии".

    П.Р.: По нашему замыслу и по своей природе третейский суд - прежде всего инструмент саморегулирования отрасли. И такой инструмент необходим туризму именно на данном этапе его развития. Я понял это со всей очевидностью, участвуя в поиске компромисса между интересами перевозчиков и консолидаторов рейсов...

    "ГЛ": Это когда авиакомпании договорились дружить против "демпинговщиков"-операторов, а те, в свою очередь, попытались создать альтернативный альянс?

    П.Р.: Да, и общими усилиями нам удалось свести конфронтацию к рабочему диалогу. Судя по настроениям руководителей турфирм, я тогда сделал вывод: они уже вполне готовы самостоятельно разрабатывать правила своей игры, в профессиональном кругу коллегиально решать споры, возникающие в коммерческих отношениях. А ведь для этого третейские суды и существуют.

    "ГЛ": И чем же они лучше арбитражных? Функции и задачи у этих инстанций, судя по всему, идентичны.

    П.Р. Не совсем. Арбитражный суд карает, а третейский стремится склонить стороны к мировому соглашению, дает рекомендации по взаимоприемлемому урегулированию споров, и только если конфликт не исчерпан - выносит категорическое решение.

    Еще одно существенное преимущество третейского суда - оперативность: он может решить спор в течение 1 дня, поскольку не предусматривает массы процессуальных формальностей, характерных для арбитража, где разбирательства по элементарным вопросам затягиваются в среднем до года. Так что и юристы, и риэлтеры, и брокеры - все, кому требуется быстрое разрешение коммерческих конфликтов, - предпочитают выносить их на рассмотрение отраслевых третейских судов. А ведь для туризма оперативность тоже первое дело: иной раз до начала чартерной программы остаются считанные дни, а перевозчик с консолидатором все еще спорят, кто кому и сколько должен.

    "ГЛ": Лет пять тому назад Лига защиты прав путешествующих уже создавала третейский суд, но дальше пары "показательных процессов" дело не пошло. Почему Вы думаете, что у Вас получится лучше?

    П.Р.: Я Вам скажу, почему. Лига защиты прав путешествующих была изначально обречена на провал. Дело в том, что в 1995 году отрасль просто не могла сама себя регулировать, потому что проходила стадию естественного отбора. На рынке тогда доминирующее место занимал так называемый пласт крупняка, который сейчас нивелировался. Он-то и создал Лигу. Помнится, один из наших классиков - не помню уже, кто - назвал эту организацию лигой защиты волков от овец и баранов. Понимаете, да? И было бы по меньшей мере странно, если бы кто-то по собственной воле доверил "хищникам" себя судить.

    "ГЛ": Вам же, стало быть, доверят?

    П.Р.: Не мне, естественно. В настоящее время при содействии Правления МАТА 25 влиятельных участников туристского рынка учреждают Авиационно-туристскую ассоциацию, в которую мы планируем со временем привлечь большинство значимых фигур туротрасли - операторов, перевозчиков, страховщиков, имеющих солидную репутацию и стремление сделать туристский бизнес по-настоящему цивилизованным. На базе этой организации и на средства от ее учредительских и членских взносов будет создан третейский суд.

    "ГЛ": А судьи кто?

    П.Р.: Это, пожалуй, самый важный вопрос. Судейский состав будет формироваться из числа юристов, практикующих в сфере туризма, авторитетных общественных деятелей, представителей туристских компаний, рекомендованных членами Ассоциации.

    "ГЛ": Не создаст ли это почву для злоупотреблений, протекционизма и коррупции при решении споров?

    П.Р.: По закону стороны вправе сами выбрать третейского судью из перечня, который, кстати, составляется на основе их же предложений. И, естественно, ни один из участников спора не допустит, чтобы дело рассматривалось человеком предвзятым. А тот факт, что судьями станут люди от туризма, послужит гарантией профессионального подхода к решению дела, чего нельзя ждать, например, от арбитража. Там судье приходится сначала разбираться, что такое жесткие блоки и кто такой консолидатор, а потом уже вникать в суть вопроса.

    "ГЛ": В третейский суд смогут обращаться только члены упомянутой Вами Авиационно-туристской ассоциации или любой представитель туротрасли?

    П.Р.: Компании, которые войдут в состав Ассоциации, внесут в свои соглашения с партнерами так называемую третейскую оговорку - то есть юридически зафиксируют намерение решать возможные споры в отраслевом суде. Соответственно, участниками третейского соглашения станут не только они, но и их партнеры - турагенты, перевозчики, туристы.

    Я убежден, что, создав третейский суд, мы сделаем большое дело для отрасли: упорядочим структуру взаимоотношений на рынке. Ведь если это не произойдет по инициативе изнутри, то наведением порядка в туризме рано или поздно все-таки займется государство, а это, как Вы понимаете, не может пройти безболезненно.


    На правах рекламы :